БЕНГАЗИ: СМЕРТЬ «СКОРПИОНОВ»

БЕНГАЗИ: СМЕРТЬ «СКОРПИОНОВ»

В ночь с 11 на 12 сентября 2012 года в ливийском городе Бенгази погиб посол США, его помощник и два сотрудника службы безопасности. Но вот какой именно, выяснилось гораздо позже.

Несмотря на официальные результаты следствия по делу о нападении на объекты США в Бенгази, специалистам совершенно ясно — в смерти двух дипломатов во время первой атаки, помимо исламистов, напрямую виновато руководство Госдепартамента США, а, возможно, и президент этой страны. Почему, будет понятно после описания событий той ночи.
Но способность защитников объекта ЦРУ в ту же ночь успешно отразить вторую атаку, приоткрыла завесу тайны над ключевым элементом в оборонительном арсенале этого агентства: секретной структуре обеспечения безопасности, созданной в ЦРУ после 11 сентября 2001 года. Двух американцев, погибших при обороне объекта ЦРУ в Бенгази, сначала назвали сотрудниками службы безопасности Госдепа. Но позже, ушлые журналисты выяснили – бывшие «морские котики» служили по контракту в организации с невинным названием CIA Global Response Staff (GRS) — Отдел глобального реагирования ЦРУ.

ЧТО ТАКОЕ GRS?

В этом отделе работают сотни бывших бойцов американского спецназа. Задача — вооруженная охрана шпионов агентства. В основном, благодаря тому, что в Бенгази они зачастую действовали вопреки поступавшим приказам и распоряжениям, Америке тогда удалось избежать гораздо больших жертв.
Об этом свидетельствует простая реконструкция событий. Но, прежде, чем перейти к ней, наверное стоит послушать, что удалось узнать о задачах оперативников GRS из первых уст.
«Они не учат иностранные языки, не встречаются с иностранцами и не пишут разведдонесений. Их основными задачами является планирование путей отхода от мест встреч шпионов с их агентами, проверка информаторов и обеспечение «оболочки безопасности» во время встреч и на объектах ЦРУ. Но, если дело дойдет до драки, у вас будет тот, кто будет стрелять». Это слова бывшего офицера американской разведки. К этому можно добавить, что наиболее квалифицированных сотрудников неофициально называют «скорпионы».
GRS всегда находится «в тени», задача его руководства – готовить группы, которые работают под прикрытием и ненавязчиво обеспечивают достаточный уровень безопасности для сотрудников ЦРУ при работе в зонах высокого риска. Помимо этого, агентство сотрудничает с руководством армейских структур специальных операций США в спецоперациях, подобных ликвидации Усамы бен Ладена. Ветераны ЦРУ признают, что группы GRS стали важным компонентом традиционного шпионажа, обеспечивая защиту разведчиков, работающих с таким уровнем риска, который был немыслим во время «холодной войны».
Шпионские сети в то время подразумевали относительно безопасное перемещение агента, часто в одиночку, по тихим городам Восточной Европы. Теперь, «агентурная разведка часто включает в себя поездки агента в бронированном Land Cruiser’е с несколькими (бывшими) бойцами «дельты» или спецназа», поведал бывший сотрудник ЦРУ, который работал в тесном сотрудничестве с такой группой безопасности за рубежом.
Нынешние и бывшие сотрудники разведки США подтверждают, что GRS имеет в своем составе около 125 сотрудников, которые постоянно работают за рубежом. По крайней мере, половину из них составляют контрактники, которые часто зарабатывают около 140 тысяч долларов в год и находятся за рубежом от трех до четырех месяцев. Штатные офицеры GRS (те, кто являются постоянными сотрудники ЦРУ), как правило, осуществляют надзорные функции и получают немного меньше, но, зато пользуются всеми благами госслужащих. Хотя изначально агентство создало GRS для защиты своих офицеров в зонах военных конфликтов, таких как Ирак и Афганистан, впоследствии их задачи были расширены. Теперь, помимо обеспечения безопасности секретных баз беспилотников, они охраняют объекты и офицеров ЦРУ в таких местах, как Йемен, Ливан и Джибути.
В некоторых случаях, элитные подразделения GRS обеспечивают безопасность сотрудников других учреждений, в том числе команд Агентства национальной безопасности, во время установки теми датчиков или подслушивающей аппаратуры в зонах конфликтов.

Итак, Бенгази, вечер 11 сентября 2012 года. Посол США в Ливии Крис Стивенс находится в здании консульства. Впрочем, «консульством» комплекс строений за высокой стеной официально еще не стал. Именно для решения этого вопроса Стивенс на один день и приехал в Бенгази.
Беспокоят его и обстановка в городе. Сотрудник службы безопасности Госдепа в Ливии Эрик Нордстрем, уже дважды просил у своего начальства усилить охрану миссии в Бенгази.
Оснований для этого было более, чем достаточно. В апреле 2012 года два бывших охранника бросили динамитную шашку через забор консульства. Тогда, к счастью, никто не пострадал. 5 июня за воротами «консульства» снова прогремел взрыв. Снова обошлось без жертв, но, по словам очевидца, пролом во внешней стене, был «достаточно велик, чтобы через него одновременно могли прорваться до сорока боевиков».
В день нападения два охранника заметили мужчину в форме ливийской милиции, который из строящегося напротив дома фотографировал здание консульства с мобильного телефона. Его быстро задержали. Впрочем, так же быстро отпустили, отправив формальную жалобу в милицию. Сотрудник консульства Шон Смит, видевший все это, написал в своем блоге мрачное сообщение, которое лично для него не стало пророческим: «Надеюсь, сегодня мы не умрем».
Но все признаки обострения Вашингтоном были проигнорированы, а просьбы Нордстрема об усилении охраны — отклонены. По словам Нордстрема, его руководство в Госдепартаменте почему-то стремилось сохранить безопасность в Бенгази на искусственно низком уровне. И неизбежное случилось.

ПЕРВАЯ АТАКА
В тот день на улице перед консульством было тихо, и в течение дня о необычной активности в районе комплекса в Госдеп не сообщали. В комплексе находилось не более семи американцев, в том числе и посол Стивенс. Около 8:30 вечера по местному времени Стивенс заканчивает последнюю встречу с турецким дипломатом и проводит того до главных ворот. Затем около 9 вечера он уходит в свою комнату. Около 9.40 вечера к комплексу, скандируя: «Аллах акбар!», с нескольких направлений подходят большие группы вооруженных людей.
Начинается штурм. Боевики через внешние стены забрасывают двор консульства гранатами и при поддержке установленных на пикапах тяжелых пулеметов и зенитных установок врываются на территорию, ведя огонь из автоматов и РПГ. Увидев на камерах слежения консульства толпы вооруженных людей, сотрудник службы дипломатической безопасности (СДБ), нажимает на кнопку сигнала тревоги и начинает кричать через громкоговоритель: «Атака! Атака!».
Немедленно пошли звонки в посольство США в Триполи, Центр управления СДБ в Вашингтоне, штаб ливийской «Бригады 17 февраля», обеспечивавшей охрану американцев и группу быстрого реагирования GRS, дислоцированную в комплексе ЦРУ на соседней улице.
Посол Стивенс звонит в Триполи своему заместителю Грегори Хиксу. Номер телефона, по которому звонит шеф, Хиксу незнаком и он отвечает лишь на третий вызов. Он слышит в телефонной трубке крик Стивенса: «Грег, Грег, нас атакуют!». Это последние слова посла. Через несколько минут радист из консульства сообщает: «Если вы не подойдете сюда, мы умрем».

КАРТА МЕСТНОСТИ

U.S._mission_and_annex_map_for_2012_Benghazi_attack
В Бенгази боевики напали на два отдельных комплекса американских дипломатов и разведчиков. Первый раз – на консульство. Второй — на комплекс зданий ЦРУ, расположенный примерно в двух километрах от комплекса зданий консульства. В штурме участвовало от 120 до 150 боевиков, некоторые из которых были одеты в длинные рубахи в модном среди исламистов «афганском» стиле. Лица некоторых были закрыты, на некоторых были бронежилеты.
Во время нападения применялись гранатометы РПГ, ручные гранаты, автоматы АК-47, штурмовые винтовки НАТО FN F2000 и минометы. На пикапах стояли тяжелые пулеметы и зенитные орудия. Нападавшие несли с собой канистры с соляркой. На пикапах был замечен логотип группировки «Ансар аль-Шариат, которая помогала местным органам власти обеспечивать безопасность в Бенгази. Только в январе 2014 года «Ансар аль-Шариат» попала в список террористических группировок Госдепартамента США. Нападавшие заявили, что они действовали в ответ на фильм «Невинность мусульман», вызвавший широкие протесты по всему арабскому Востоку.
Специальный агент СДБ Скотт Стрикленд ведет Стивенса и сотрудника отдела информации Шона Смита в убежище главного здания консульства. Другие сотрудники СДБ бегут за оружием в соседнее здание. Взяв оружие, они пытаются вернуться в главное здание, но после перестрелки с боевиками отступают. Боевики врываются в главное здание и начинают трясти запертую металлическую решетку убежища. Не добившись успеха, они приносят к решетке канистры с соляркой, разливают горючее по полу и мебели, и чиркают спичкой.
Здание заполняет густой дым. Стивенс, Смит и Стрикленд перебираются в ванную комнату и ложатся на пол. Но, когда комната заполняется едким дымом, решают покинуть убежище. Стрикленд выбирается через окно, но Стивенс и Смит, вероятно, уже слишком слабы, чтобы идти за ним. Несколько раз Стрикленд возвращается в убежище, но в дыму не может найти дипломатов. Он снова поднимается на крышу и вызывает по рации других сотрудников службы безопасности. Трое из них пробиваются в главное здание в бронетранспортере; они обыскивают дом. Смита находит агент СДБ Дэвид Аббен. Тот без сознания, но через несколько минут умирает.
В соседнем комплексе ЦРУ пока тихо. Но, по свидетельствам оперативных сотрудников группы GRS, они получили информацию о нападении на консульство около 21.30, и были готовы выехать на помощь в течение пяти минут, однако приказ о выходе почему-то трижды откладывался резидентом ЦРУ в Бенгази. Но и им и в посольство в Триполи снова звонят из осажденного консульства. На том конце провода успевают сказать: «Нас атакуют, нам нужна помощь, пожалуйста, пришлите помощь немедленно». Звонок прерывается. Обсудив ситуацию, сотрудники группы GRS, которой руководит старший оперативный сотрудник по безопасности Тайрон Вудс, принимают самостоятельное решение идти на помощь. К 22.05 команда проинструктирована и рассаживается в бронированные «лэнд крузеры».
Пробившись в консульство, группа GRS, пытается создать защитный периметр и безуспешно пытаются в задымленном здании найти посла Стивенса. Группа принимает решение – с выжившими сотрудниками консульства и телом Смита отступить в комплекс ЦРУ. На обратном пути, один бронированный «лэнд крузер» группы обстреливают из автоматов и забрасывают ручными гранатами, но с двумя пробитыми шинами он благополучно добирается до места назначения. В 23:50 за ним захлопываются ворота в комплекс ЦРУ.
Пресс-секретарь Верховного Комитета по безопасности Ливии Абдель-Монем Аль-Хурр, заявляет, что дороги, ведущие к консульству в Бенгази оцеплены и что его окружили ливийские силы безопасности.
По случайности, в ночь нападения на военно-морскую базу ВВС Сигонелла на Сицилии была отправлена группа специального назначения армии США, но в Бенгази ее не перебросили. Американские чиновники утверждают, что, когда нападение на консульство уже завершилось, группа еще не прибыла в Сигонеллу…

ПОСОЛ СТИВЕНС

US Ambassador Christopher Stevens
Уже после отступления американцев из консульства ливийцы находят посла Стивенса. Он лежит на полу в темной задымленной комнате с запертой дверью. Несколько человек вытаскивают его через окно и кладут на кафельный пол во дворе. Стивенс еще жив и толпа скандирует «Аллах акбар!», вероятно, уже по поводу его спасения. Версии о том, что его пытали и убили сомнительны — все происходящее в консульстве снималось на видео. Около часа ночи Стивенса в частном автомобиле перевозят в Benghazi Medical Center — больницу, контролируемую группировкой «Ансар аль-Шариат». В течение полутора часов доктор Зияд Абу Зейд пытается вернуть посла к жизни. Но уже поздно.
По словам врача, Стивенс умер от удушья, вызванного вдыханием ядовитого дыма, и утверждает, что у посла не было никаких других травм.
У дальнейших событий есть три разных версии. Доктор Абу Зейд считает, что тело посла в аэропорт было доставлено под охраной сотрудников ливийского МВД. Представители Госдепартамента США говорят, что вообще не знают, кто привез Стивенса в больницу, а затем перевез его тело в аэропорт. А некий агент GRS утверждает, что, в отсутствие приказов и по собственной инициативе, два оператора GRS, которые до нападения уже находились в Ливии, услышав о нападении, самовольно выехали на поиски Стивенса. Прибыв в Бенгази, они нашли тело Стивенса в больнице, и, после перестрелки, забрали тело из больницы.

BENGHAZI, LIBYA - FEBRUARY 18: Members of a revolutionary militia group supporting the General National Congress, stand alert in the streets of Benghazi, the second largest city in Libya, on February 18, 2014. A Libyan militia set a five-hour ultimatum for the General National Congress (interim parliament) to hand over power, threatening to "target" lawmakers and bring them to justice if they failed to heed the ultimatum. (Photo by Mohamed Elshaiky/Anadolu Agency/Getty Images)

ШТУРМ КОМПЛЕКСА ЦРУ

Сразу после полуночи, начинается обстрел комплекса ЦРУ с применением пулеметов, ракет и минометов. Около 4 часов утра боевики идут на штурм. Команда GRS отбивает атаки до утра 12 сентября.
А рано утром, в аэропорту Бенгази ливийские военные сталкиваются с другой группой до зубов вооруженных американцев.
Оказалось, что в Триполи, группа совместных операций ЦРУ и Объединенного командования специальных операций (JSOC), в которую входит другой «скорпион» — Глен Доэрти, слышала доклады офицеров связи из комплекса ЦРУ и приняла самостоятельное решение лететь в Бенгази. Группа, в составе которой два действующих оперативника JSOC и пять контрактников GRS, около полуночи захватила в Триполи небольшой самолет. Заплатив пилотам 30 тыс. долларов они заставили тех лететь в Бенгази.
После нескольких часов переговоров в аэропорту Бенгази, около 5 утра они вместе с ливийцами едут в комплекс ЦРУ, чтобы помочь вывезти оттуда американских граждан в аэропорт для эвакуации. Через несколько минут после того, как они въезжают в ворота, комплекс снова попадает под ураганный огонь. Прибывшая группа немедленно занимает оборону. Во время затишья в перестрелке, Доэрти начинает искать своего друга, Тайрона Вудса. Ему сообщают, что тот на крыше. Доэрти поднимается на крышу. Вудс с двумя другими агентами держит здесь оборону с пулеметом MK46. Друзья быстро обнимаются, перезаряжают пулемет и меняют огневые позиции. Через несколько минут на позицию Вудса падает мина. «Скорпион» смертельно ранен. Доэрти пытается сменить позицию и укрыться от огня. Вторая мина падает прямо на него, убив на месте. У спецагента СДБ Дэвида Аббена — осколочные ранения и несколько сломанных костей. По словам его отца, Аббен говорил, что минометчик был профессионалом — первая мина упала в 50 метрах от их позиции, а следующие две попали точно в цель.
Несколько оперативников немедленно поднимаются на крышу, чтобы помочь раненым и спускают их и тела погибших с крыши по лестнице. В это время, оператор JSOC с переносного монитора принимает «картинку» с камеры летающего над комплексом беспилотника Predator. Его прислали коллеги из Африканского командования армии США. Оператор сообщает начальнику базы: «Здесь собралась огромная толпа, и все немедленно должны отсюда уходить!». Эвакуация согласована, каждому американцу приказано забрать личное оружие и средства безопасности. В течение нескольких минут, все садятся в машины. Колонна едет в аэропорт. По пути, их обстреливают из стрелкового оружия, но новых потерь нет.
ИТОГИ
Итак, ведя боевые действия, сотрудники GRS ЦРУ успешно спасают шестерых сотрудников Госдепартамента, забирают тело Смита, и эвакуируют из Бенгази более тридцати американцев. В финальном докладе по происшествию утверждается, что в ходе перестрелок было убито около 100 боевиков.
После нападения, всех дипломатов перевозят в столицу Ливии, Триполи, а не критичных для работы дипмиссии сотрудников посольства эвакуируют из Ливии. Пропали секретные материалы, в том числе документы со списками ливийцев, сотрудничавших с американцами, и документы, касающиеся нефтяных контрактов США.
Высокопоставленные чиновники разведки лишь в ноябре 2012 года признали, что Вудс и Доэрти работали не в СДБ, как сообщалось ранее, а в GRS.

СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА

WoodsDohertyBenghazi
Глен Доэрти служил в группе SEAL, участвовавшей в 2000 году в операциях, связанных с атакой террористов в Йемене на американский эсминец «Коул» (USS Cole), затем был в командировках в Ираке и Афганистане. Уволившись в 2005 году старшиной первого класса, он работал в частной охранной компании в Афганистане, Ираке, Израиле, Кении и Ливии.
После гибели Доэрти, остались долги — кредиты на два дома в Калифорнии. Страховки от гибели у него не было – он был контрактником, а не штатным сотрудником ЦРУ. После его гибели для решения подобных проблем у контрактников ЦРУ была даже создана специальная организация. Задач у нее прибавилось после того, как еще трое «скорпионов» были убиты в Афганистане.
Друзья Доэрти к ЦРУ претензий не имеют, но один из них, давая интервью по этому поводу, грустно заметил: «Печально, что когда уходит такой парень, после него, ничего не остается, кроме, честно говоря, очень больших долгов».
В сентябре 2014 года семья Глена Доэрти предъявила ЦРУ и Госдепу иск на 2 млн. долларов, утверждая, что они не обеспечили достаточной безопасности ни диппредставительству США, ни объекту ЦРУ в Бенгази. Пункт в контракте о возмещении ущерба близким по поводу потери кормильца в случае его смерти был фикцией. Он распространялся на жену и детей, а Доэрти был разведен и у него не было детей.
Сестра Глена Доэрти, на вопрос о мотивации брата, уточнила: в его задачи не входила защита посольства. Сам Доэрти, в интервью ABC News за месяц до нападения говорил, что его задачей в Ливии был поиск и уничтожение ПЗРК.
Тайрон Вудс, за время службы в SEAL побывал в в Ираке и Афганистане, на Ближнем Востоке и в Центральной Америке. За доблесть в Ираке был награжден медалью «Бронзовая звезда». Там, в провинции Анбар, он участвовал в 12 боевых и 10 разведывательных рейдах, в результате которых были захвачены 34 активных боевика. Уйдя в отставку в звании первого главного старшины, с 2010 года Вудс защищал американских дипломатов в посольствах от Центральной Америки до Ближнего Востока.
Президент Обама заявил отцу Вудса: «Пожалуйста, знайте, что если бы напали на мою семью, я действовал так же». Тот ответил: «Я не мог и не пошел бы спать, пока не был бы уверен, что было сделано все возможное, чтобы спасти людей. Но ничего сделано не было». Отвечая на заявление о том, что помощь не пришла, потому, что все уже было кончено, Вудс-старший заявил, что президент не мог знать, как долго будут продолжаться бои. Он заявил, что не получил ответа на два самых важных вопроса. Один из них – по поводу тех самых трех «отбоев» группе спасения со стороны резидента ЦРУ. Вудс-старший сообщил, что некий журналист лично разговаривал с другом Tайрона, который был с ним в Бенгази. Тот утверждал, что было три приказа отойти. Вудс-старший сказал: «Наверное, если бы не было тех трех задержек, жизнь нашего посла можно было спасти».

ПОСЛЕСЛОВИЕ
«Был ли это стихийный протест или все случилось, потому что ребята гуляли вечером и решили, а не пойти ли и не убить несколько американцев? Какая сейчас разница?». Так, занимавшая тогда пост госсекретаря США Хиллари Клинтон ответила на вопрос сенатской комиссии о причинах событий в Бенгази.
А главе Госдепа Кондолизе Райс ЦРУ дало следующее толкование событий: «Имеющиеся в настоящее время данные свидетельствуют о том, что демонстрации в Бенгази спонтанно вдохновлены протестами перед посольством США в Каире.У нас в настоящее время нет информации о том, что это было умышленным или спланированным нападением».
Но бригадный генерал ВВС США в отставке Роберт Ловелл, бывший начальник разведки Африканского командования США, в своем заявлении признал, что военное командование заранее знало, что это были враждебные действия. «Это была совсем не демонстрация, которая потом переросла в штурм». Он сказал, что не знает, удалась ли силовая операция спасения посла, но добавил: «Мы должны были попробовать».

Вадим Ферсович

Печатная версия: журнал «Морской пехотинец» ноябрь 2014

Share this:

Leave a Reply